Кручу педали, кручу!

Владимир  Безладный, велосипедист-любитель из столицы СКФО, человек в регионе известный. Сегодня этот признанный гуру велотуризма по праву считается местной знаменитостью — всегда один, всегда — верхом на железном коне. Свое первое путешествие пятигорский пенсионер(!) предпринял 3 года назад, немало удивив местную общественность сначала смелым вояжем до Волгограда, потом — одиночной поездкой в Киев. После были поездки по дорогам СКФО и ЮФО, а в недавнее путешествие в Турцию и Грецию Владимира отправляли уже всем округом. Нет, на этот раз не было рекордно пройденных километров, зато были зарубежье, бесчисленное количество преодоленных серпантинов, подъемов, «тягунов» и спусков. Удивительный человек — об удивительном путешествии — специально для «ЮГ.RU».

 

 

...Турция и Греция – вот были мои устремления в нынешнем велопутешествии. Причем, «турецкий вариант» планировался прямиком от Стамбула. Естественно, до Стамбула - морским путем из Новороссийска. Но, как зачастую бывает, планы планами, а жизнь вносит свои коррективы. Так случилось и в моем путешествии.

Началось всё с того, что начал сдавать мой «Конек-Горбунок», хотя, прежде чем отправиться в дорогу, я провел профилактический осмотр и ремонт велосипеда. Уязвимым местом моего работяги стал педальный блок, а проще — каретка. К сожалению, настоящего специалиста по велосипедам найти не удавалось: все делалось по наитию, и такими же знатоками, что и я.

Уже на третий день дороги появились признаки неполадок. А за Краснодаром дальнейшее продвижение стало почти невозможным. Педальная ось приобрела разболтанность с характерным треском, что говорило о развале подшипников. Их замена не помогла. На следующий день всё повторилось.

«… Если с такой частотой мне придется покупать и менять подшипники, то, никакой Турции и Греции мне не видеть…?!» – рассуждал я с грустью. 

Здесь же вспомнил о мудром совете одного велосипедиста-любителя: вместо развалившегося корпуса подшипника добавить еще пару шариков, и проблема исчезнет навсегда. Наконец в Крымске у одного из автосервисов я решил капитально заняться ремонтом, предварительно закупившись в Абинске всеми комплектующими. После упорных мучений и ухищрений мне все же удалось установить шарики, и это было большим достижением: впереди меня и велосипед ждали трудные испытания - прохождение серпантинов чуть ли не по всему черноморскому побережью. А пока я прибыл в Новороссийск в надежде уплыть до Стамбула.

В Новороссийске все пошло, как я говорил, не по моему сценарию: лишь раз в неделю между двумя портами курсировал круизный лайнер. Мне предложили каюту люкс стоимостью 18,5 тыс. руб. Такая цена составляла половину суммы, взятой мною в дорогу. Естественно, я отказался от такого дорогого удовольствия. Теперь все надежды возлагались на Сочи. Однако выяснилось, что суда ходят оттуда только на Трабзон. Таким образом, мое путешествие не только по дням, но и по расстоянию продлевалось.

Да, уж! Все 300 км до столицы прошедших зимних олимпийских игр шли, словно на качелях: то вверх, то вниз. Тот, кто проезжал по этому маршруту на автомобиле, оценит мои усилия, а на велосипеде! Некоторые подъемы длились от 20 минут до получаса. Один серпантин (перевал Михайловский) удалось преодолеть не менее чем за 40 минут. Особенно хочется отметить спуск: если на подъем велосипедисту идти очень и очень трудно, то на спуск - очень и очень опасно. Нужны абсолютные собранность и внимательность, ведь едешь порой по самой бровке дорожного полотна. Неловкое движение рулем или один зевок в виде незамеченного на пути камня, а то и колдобины, могут стоит дорого. Немеют и дрожат и пальцы рук, которые постоянно сжимают тормоза. 

Но не только одни трудности и проблемы существуют во время путешествия на велосипеде: большую часть такого действа все же наполняют положительные эмоции. Продвигаясь вдоль моря, невозможно сделать так, чтобы не искупаться в нем. Прекрасным солнечным утром, обещавшим и такой же день, я приближался к Лермонтово, идя на спуск. Передо мной, как на ладони, открывался удивительный вид на окружающий пейзаж: слева – сплошной цепочкой выстроилась гряда невысоких гор, укрытая зеленым лесным массивом, справа внизу – бесконечный простор голубого моря, уходящий далеко за горизонт. Между грядой гор и бесконечным простором воды узкой ленточкой вытянулся, теснясь чередой домов и административных зданий, на несколько километров, приморский городок. На такое же расстояние, что и город, протянулись и пляжи, наполняющиеся прибывающей людской массой. Не преминул испробовать такой же благодати и я. Подставляя солнечным лучам  тело, с нескрываемым удовольствием прошелся босиком по теплому и сыпучему песку, еще с большим удовольствием вступил в освежающую прохладу воды, набегающую небольшими волнами на берег пляжа. И такие мгновения в дальнейшем, к счастью, случались не раз. 

Своеобразным оказался отдых в местечке Аше, у горной реки с одноименным названием, где на обширной тенистой поляне в ожидании попутного груза чуть ли не со всей России, собирается множество дальнобойщиков на временную стоянку. Все же в пресной воде, а тем более горной, крутящему педали весь день, ощущение свежести дается значительно больше, чем в морской. И хотя был только полдень, а  недалеко было Лазаревское, я решил остановиться на отдых с ночевкой именно здесь - с веселой компанией водителей.

В Сочи же меня опять поджидал не очень приятный сюрприз: в Трабзон ходит лишь раз в неделю автопаром и ждать мне его предстояло целых пять дней. Складывалось ощущение, что боги Олимпа явно препятствовали моему посещению земли древней Эллады. Что ж, чем находиться на одном месте, я предпочел движение. Следующим объектом моего внимания стала Абхазия, в частности Гагры и Пицунда – Мекка отдыха на море в советское время. Поэтому потолкавшись немного на тесных от отдыхающего на сочинских пляжах, я отправился дальше, по пути заглянув в Хосту.

После прохождения абхазской границы мне пришлось вновь заняться велосипедом. И, ура! - мне удалось уложить «злосчастный» шарик. Отдохнув два дня в Пицунде, я возвратился назад. А спустя день турецкий автопаром «Эре» нес меня и мой велосипед к Трабзону...

...Было девять часов утра местного времени. Выйдя из Сочи накануне в восемь часов вечера мы всю ночь провели в море. Прибрежная полоса Трабзона от горизонта до горизонта была схожа с нашей: «О, Боже», - невольно воскликнул я, – «опять серпантины! Но здесь до Стамбула почти тысяча километров?!»

Взвесив всё «за» и «против», я решил двигаться до Стамбула автобусом с целью экономии и средств, и времени, и с возможностью побывать еще и в Греции.

Здесь я хочу сделать маленькое отступление. Некоторые думают, что велосипед - это самый недорогой вид транспорта для путешествия: мол, бензин не нужен, запчасти не так дороги. На самом деле – это самое дорогое удовольствие: почти в 2 раза дороже, чем самолет, почти в 3 раза – чем поезд, и лишь автомобиль может приблизиться к нему. Не верите? Элементарный пример: сколько будет стоить авиабилет, допустим, до Челябинска? А железнодорожный? На велосипеде с моими показателями доехать до Челябинска составит где-то месяц, затрачивая в среднем в день около 500 руб. (имеется в виду лишь питание). Дальше не трудно посчитать сумму. Заодно, если хотите, можно узнать, во сколько обойдется вам дорога на авто. Тогда возникает вопрос – а в чем резон такого путешествия и таких затрат, когда можно дешевле, проще и быстрее? А вот здесь и вся суть. Пока вы доедете до Челябинска на велосипеде, вы столько увидите, столько переживете событий, столько наберетесь впечатлений, что вам хватит всего этого, как говорится, на всю оставшуюся жизнь. Живя этими воспоминаниями и впечатлениями, вам захочется вновь и вновь увидеть еще что-то, и именно «с борта» велосипеда...

...Итак, я вынужден был впервые несколько изменить своему правилу велопутешествий и взять билет на автобус рейсом до Стамбула. Турция произвела на меня впечатление уже в Трабзоне, с автовокзала (по-турецки - отагар). Едва я изрек что-то в духе: «ай Россия туристо, ай гоу Истамбул, отобус», заодно указав на велосипед - «буйсикл туристо», как возле меня оказалось сразу несколько человек. Солидные люди в белых рубашках и галстуках, заинтересованные и удивленные, начали наперебой предлагать свои услуги. Покончив с выбором, уже через пару минут я наслаждался местным ландшафтом из окна автобуса — к слову, он представлял собой такое же среднегорье, что и наше побережье, но здесь, в отличие от нашего, серпантинов не было. Дорога пролегала ровно и без резких перепадов высоты и спуска. Где же возникало препятствие из горного массива, там были пробиты тоннели - таких удалось проехать с десяток. 

«Раз нет серпантинов, значит, дальше можно двигаться своим ходом», - решил я. Взыграло самолюбие - и в Дюздже я покинул комфортабельный салон, сменив его на «велосипедные муки». До Стамбула оставалось около 200 км и... три тоннеля, о которых стоит сказать особо. Если вверх, как я говорил, подниматься очень и очень трудно, а на спуск – очень и очень опасно, то, проходя тоннели, я испытал даже некоторый ужас. Особенно в одном, когда пришлось продвигаться по сумрачному подземелью не менее 20 минут. Сумасшедший и нескончаемый гул, стоящий внутри от рокота моторов, чувство, что все идущие сзади автомобили едут на тебя, хотя ты и идешь по специальной дорожке, сбоку от основного потока — незабываемые впечатления!

За Измитом, едва я отъехал от своего ночного привала, меня встретил хлесткий дождь, перешедший в ливень и заставивший меня искать укрытие. Таковым оказался путепровод, ведущий выше автодороги. Некоторое время спустя, сквозь усилившуюся пелену и завесу дождя, я вдруг увидел сгорбившуюся над велосипедом и крутящую педали фигуру такого же «бедолаги», двигающуюся в моем направлении. Я подумал, что дождь заставит его повернуть к моему укрытию, но он, почему-то, наперекор стихии, продолжил движение дальше. Я даже не успел его окликнуть, как он исчез за поворотом. После коротких раздумий я бросился за ним вдогонку.

«Эй, эй!» - начал кричать я под артиллерийские раскаты грома, когда контуры его силуэта стали просматриваться в дождевой завесе. Оглянувшись, он сделал жест рукой – «вперед». Как назло начался подъем (вот всегда так - когда был в автобусе - трасса проходила более или менее ровно, стоило сойти - начались спуски, подъемы, порой затяжные и чем ближе к Стамбулу тем чаще).

Неожиданно он стал махать рукой, чтобы я уходил в сторону от края обочины дороги. «Сумасшедший! Как я могу уйти в середину шоссе, когда там автомобили?» - подумал я.  А впереди, вдруг, заливая асфальт, показался бегущий с горного склона небольшой ручеек воды, когда же я интуитивно глянул вверх, то испытал шок: оттуда, вниз, уже мчался настоящий горный поток. Я отчаянно начал нажимать на педали, и сумел уйти, опередив буквально на доли секунды несущуюся на меня лавину воды, которая лишь краем зацепила часть заднего колеса велосипеда, что позволило мне удержать равновесие. Досталось легковушкам, следующим за мною, их накрыло стихией чуть ли не с «головою», но и они сумели удержаться на дороге.

Наконец мне удалось догнать своего попутчика. 

- Ю-ю-ю о`кей? - обратился он ко мне.

- Окей, окей, - ответил я, приходя в себя от пережитых мгновений.  И продолжил: - Ху из, вот ит из, ливз? - да, мой английский не подавался никакому переводу. Удивительно, но велосипедист-коллега меня понял:

- Ингленд, - улыбаясь, ответил он.

- Россия, - улыбнулся в ответ и я.

Скоро показались бензозаправка и рядом с ней кафе. Я предложил своему новому знакомому заглянуть туда. Мы спрятались под навес от все идущего и идущего дождя. Сняв ветровки и футболки, стали отжимать из них воду, которая стекала буквально ручьем. На мое предложение выпить в кафе чашечку горячего кофе, англичанин достал из своей поклажи миниатюрную плиту, кастрюльку и прочие принадлежности для заварки, пояснив жестами, что предпочитает свой напиток.

Вскоре я узнал, что моего нового знакомого зовут Андреа, ему 41 год, живёт он в Лондоне. Уже 76-й день, как он путешествует на велосипеде. Начал с Португалии, куда добрался морским путем из Англии. Проехал практически всю Европу, был в Ливане и теперь возвращается назад до Стамбула, откуда вылетает самолетом в Лондон, так как устал и у него заканчиваются деньги. С Андреа, помимо сегодняшней встречи, мы провели еще полтора следующих дня, продвигаясь по Стамбулу, которому, как мне казалось, нет конца и края. Путеводителем был, конечно, он, потому что бывал уже здесь, когда его путь еще лежал на ближний Восток.

Расставание с моим недолгим попутчиком было с легким налетом грусти. Уже за Стамбулом, недалеко от аэропорта имени Ататюрка, в одном из придорожных кафе, выпив по паре чашек кофе (на этот раз Андреа согласился испить казенного напитка), мы, дружески обнявшись, пожелав друг другу удачи и пожав на прощание руки, обменялись адресами и телефонами. До границы с Грецией оставалось где-то 350 км.

Через день меня ждал еще один приятный сюрприз. На встречу попалась молодая пара – парень и девушка. Помимо груза, что был у них на велосипедах и за плечами, они тащили за собой еще и велоколяски.

- Ху-у-у… из линз…, линз пауз…? - начал как обычно я. Удивительно, но меня опять поняли.

- Португаль! - бодро ответил парень и, как я понял, с таким же встречным вопросом обратился ко мне.

- Россия, – также бодро ответил я.

- О, руссия! - воскликнули они оба разом.

Мы стали обниматься и пожимать друг другу руки: как я узнал, путь молодых людей лежал в Индию.

- Гоу…, Индия…?! Браво…, брависимо…! - не переставал удивляться их мужеству я. Особенно восхищал поступок девушки. Когда пришло время расставания я, подняв руку чуть выше головы и сжав ее в кулак, торжественно произнес:

- Салют, Португаль! - чем привел в восторг своих визави.

- Салют, Руссия! - ответили они тем же жестом и тем же девизом.

Отчаяние и растерянность сменили мою радость на следующий день, когда я обнаружил что мой «конек» разваливался на глазах. Флянец втулки, которая никак не выкручивалась, лопнул по ее окружности, из нее вот-вот должны были посыпаться наружу шарики. «Вот тебе вечный двигатель, - вспомнил я слова того любителя, что предлагал заменить подшипники на шарики, - «добавишь и эта проблема исчезнет навсегда». Не исчезла!»

Дотянув до ближайшей автозаправки, я предпринял попытку как-то изменить ситуацию, хотя осознавал безнадежность затеи: ни запчастей, ни необходимого инструмента у меня не было. Правда, кое-что на заправке нашлось из инструмента, но, после нескольких усилий, удалось лишь окончательно сорвать флянец. «Картина маслом», – вспомнив крылатую фразу из популярного телесериала, с горечью и сожалением выдохнул я. - «Прощай Греция, прощай «Конек-Горбунок»!» А до границы оставалось менее 100 км.

- Товарищ, товарищ, - спустя некоторое время сквозь затуманенное сознание услышал я. - В чем проблема?

- Проблем байсикл, вери, вери бед, - показал я молодому человеку, оказавшемуся рядом, на свой велосипед. - Финиш!

- Вы русский? - последовал ответ.

- Русский, русский, – с горечью пояснил я.

- Тогда говорите со мной по-русски. Я учился в Одессе и ваш язык хорошо знаю.

Как я не упирался, осознавая вероятную безнадежность предложения, но, в конце концов, согласился на предложение молодого человека отвезти велосипед в ближайший городок в мастерскую. Несмотря на вечернее время (а было уже восемь часов) «мастер» - так величал его парень - вызванный из дома по телефону, прибыл в мастерскую. Какова была моя радость, когда через час он вручил исправный велосипед мне в руки! 

- Твенти  лира, - указал он цену на английском, чем еще больше вызвал во мне смятение: я ожидал значительно большую цену за такую работу, ведь и комплектующие каретки он поставил свои. На радостях я предложил своему спасителю 50 турецких лир, но он отрицательно покачал головой:

- Ноу, твенти лира, Россия туристо.

Через день я уже был в Греции и принимал солнечные ванны на берегу ласкового Эгейского моря, в прекрасном городке, наполненном туристами из разных стран и множеством небольших яхт, теснящихся по береговой линии, у разбросанных вдоль пляжей пирсов и причалов. Имя этому небольшому приморскому городу — Александропулис. И размышлял: как не препятствовали боги Олимпа моему появлению на земле Эллады, создавая на моем пути множество преград и барьеров, я все же до нее добрался. И был этим счастлив!

Путь назад был более прозаичным: отдохнув два дня в Александропулисе, я за четыре дня добрался обратно до Стамбула (кстати, в Греции его величают  Константинополь), а оттуда - автобусом до Трабзона. Но, так как автопаром до Сочи надо было ждать еще четыре дня, а «финансы уже пели романсы», я, не теряя времени, автобусом отправился до Батуми. Увы, в Батуми я узнал, что на «Ракету» (судно на подводных крыльях), курсирующую до Сочи, все уже распродано на 10 дней вперед. От идеи направиться до Сухуми (я даже планировал на велосипеде) один из местных жителей посоветовал отказаться из-за очень напряженных отношений между Грузией и Абхазией: мне посоветовали двигаться на Тбилиси, оттуда на Верхний Ларс, где до Владикавказа рукой подать. Так я и поступил. Добравшись до Верхнего Ларса маршрутными микроавтобусами, домой я уже отправился, пересев на велосипед. А по прибытии домой понял — готов и к путешествиям в Европу. Что и предпринял, отдохнув несколько месяцев в родном Пятигорске. Но это — уже совсем другая история.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить