Смотреть вперед

Пребывание в рецессии заставляет принимать антикризисные меры по устранению накопившихся проблем, считают экономисты

автор Оксана Лебедева

Оценивая деловой климат в промышленности в конце лета, эксперты Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики не наблюдали в отрасли серьезных сдвигов – ни позитивных, ни негативных. Однако опрос руководителей 3,5 тысяч крупных и средних российских промышленных предприятий показал, что настроение многих меняется не в лучшую сторону. Снижение мировых цен на нефть, очередное ослабление курса рубля снова «выбивает из колеи»: почти половина опрошенных (46%) говорят, что не очень понимают, куда будет двигаться экономика дальше. Так что на фоне сокращения спроса на продукцию часть предпринимателей готовится к худшему варианту развития событий, не решаясь на инвестиционную и производственную активность. 

 

Согласно очередному отчету Российского агентства государственной статистики, индекс промышленного производства в августе 2015 году уменьшился на 4% в сравнении с предыдущим месяцем, с начала года этот коэффициент упал  на 3,2% в сравнении с прошлогодним показателем. Понятно, что это некая «средняя температура по палате», ведь в расчетах участвуют несколько видов деятельности: добыча природных ископаемых, производство и распределение электроэнергии, газа и воды, а также обрабатывающие производства. Сами виды деятельности существенно различаются по настроениям и самочувствию, не говоря уже о разносторонних тенденциях, которые свойственны отраслям в обрабатывающей промышленности. Но все же о глубокой рецессии в российском промпроизводстве, скорее всего, говорить не стоит.

Промышленные предприятия Юга и Северного Кавказа в целом поддерживают положительную динамику в статистических показателях. Так, в Южном федеральном округе индекс промышленного производства в первом полугодии 2015 года составил 101,2% в сравнении с тем же прошлогодним периодом, в Северо-Кавказском – 103,2%. Из 13 регионов, входящих в эти два округа, только в четырех наблюдается снижение (Краснодарский край – 98,5%, Волгоградская область – 95,7%, Карачаево-Черкесия – 93,5%, Северная Осетия – 81,5%). Остальные либо показали нулевую динамику (Чеченская Республика – 100%), либо прибавку от 1% до 8,9%.

Эксперты Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики делают вывод о том, что отечественные промышленные предприятия отчасти адаптировались и научились работать в условиях затянувшегося кризиса. Однако это не говорит о том, что ситуация оценивается феерично: снижение цен на нефть, ослабление курса рубля, инфляция, высокая стоимость финансовых ресурсов настроений в предпринимательской среде не улучшает. 

Кардинальных изменений ситуации экономисты не прогнозируют: «Продолжение снижения цен на нефть неминуемо приведет к росту инфляции в целом и инфляции производственных издержек в частности. Практически наверняка ухудшится и так не очень благоприятный процесс кредитования промышленных предприятий из-за отказа от снижения ключевой ставки ЦБ РФ, - комментирует директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкевич. - Если доллар будет стоить 70 рублей, то произойдет резкое удорожание импортного оборудования, которое на фоне почти сорокапроцентного сокращения импорта в июле 2015 года может привести к дальнейшему ухудшению технологической структуры основных фондов предприятий из-за возможных ценовых ограничений по их обновлению». 

По мнению эксперта, дестабилизирующее влияние на промышленное производство также может оказать продолжающееся 9 месяцев подряд сокращение реальных располагаемых денежных доходов населения. То есть фактически уменьшается потребительский спрос на продукцию отечественной промышленности со стороны конечных потребителей – домашних хозяйств. «С учетом падения инвестиционного спроса на продукцию промежуточных отраслей промышленности снижается совокупный спрос. Это приводит к сокращению промпроизводства в целом», - заключает Георгий Остапкевич.

По мнению аналитиков Центра конъюнктурных исследований ВШЭ, хуже всего в августе чувствовали себя машиностроительные предприятия, компании по производству стройматериалов и легкая промышленность. 

Лидерами индустрии стали химическая отрасль и пищевая промышленность. Как отмечается в мониторинге, основой роста пищепрома лежит позитивный процесс импортозамещения. А химическая промышленность результативно использует свой экспортный потенциал, усилившийся из-за девальвации рубля, а также импортозамещение отдельных позиций, включая фармацевтику.

Три основных проблемы лимитируют рост производства: большинство опрошенных руководителей предприятий говорят о недостаточном спросе на продукцию внутри страны (49% респондентов), неопределенности экономической ситуации (45%) и недостатке финансовых средств (42%). Их прогнозы относительно развития производственной и спросовой ситуаций на ближайшие 3-4 месяца сейчас заметно лучше, чем в начале года, но значительно хуже, чем в среднем за последние 3 года.

«Что касается кризисных явлений, то на станкостроение – отрасль, заточенную на высокие технологии, естественно, влияют санкционные ограничения, - комментирует гендиректор «Группы МТЕ» Денис Волков. – Во-вторых, станкостроение – капиталоемкая отрасль, поэтому реализация инвестиционных проектов, сделки оборотного финансирования при нынешней ситуации на банковском рынке сказываются негативно».

При этом Денис Волков отмечает, что для отечественных станкостроителей кризис начался давно. «Станкостроению, по сути, уже некуда было падать. Доля в 3% на собственном рынке в дальнейшем подразумевает уже не падение, а исчезновение», - поясняет он. И такое исчезновение происходит: с рынка уходят старые заводы, выпускавшие в последнее время 1-2 единицы продукции в год. Однако положительное влияние на отраслевую статистику оказывают новые заводы, например, «МТЕ КОВОСВИТ МАС» в Азове Ростовской области, текущий портфель которого превышает 5 млрд руб., а также ульяновский станкостроительный завод японско-немецкого концерна «ДМГ Мори Сейки»,  торжественное открытие которого запланировано на конец сентября.

О недостатке оборотного финансирования и кредитных ресурсов говорит и учредитель ООО «Квест-А» Марат Халкечев. Компания «с нуля» построила в Карачаево-Черкесии фабрику по переработке шерсти, было создано 430 новых рабочих мест. Выпускаемая продукция пользуется спросом: все, что производит предприятие, имеет своего потребителя. «Но есть проблема оборотных средств, а взять их неоткуда – 24% годовых для кредитования промышленности это просто нереально, - говорит Марат Халкечев, добавляя, что в России по-прежнему есть классическая проблема между промышленным и банковским капиталом: - В других странах уже сложился паритет, произошла некоторая стабилизация – ставки банковского кредитования позволяют развиваться промышленности. В нашей стране с развивающейся экономикой, да еще привязанной к продаже энергоресурсов, ситуация другая. У банков нет особой заинтересованности кредитовать промышленный сектор. А к этому добавляется несовершенство законодательства».

При этом предприниматели видят, что государство старается оказать поддержку отечественным промышленным предприятиям. В июле заработал закон «О промышленной политике», действуют различные отраслевые программы, технологичные проекты могут получить льготные кредиты Фонда развития промышленности, принято постановление о субсидиях под создание индустриальных парков и промышленных кластеров, существуют и другие стимулирующие меры. И многие инструменты реально работают. 

К примеру, президент ассоциаций «Новое содружество» и «Росагромаш», сопредседатель МЭФ Константин Бабкин говорит, что действующие субсидии на покупку сельскохозяйственной техники (вкупе с девальвацией национальной валюты) способствовала росту в отрасли. «Этот год для сельхозмашиностроения в России, в целом, неплохой и важный. Во всем мире в этой отрасли наблюдается спад реализации продукции примерно на 8-10%. В Америке по некоторым позициям продажи сельхозтехники упали на 40%. В России же в сегменте производства больших тракторов, комбайнов рост по итогам года может составить до 20%», - рассуждает Константин Бабкин.

А вот субсидирование процентных ставок по кредитам оценивается не столь однозначно. «Как правило, предприятие сможет получить субсидию через полгода, и все это время нужно кредит оплачивается полностью. Более эффективный вариант – сразу перечислить сумму субсидии специализированному банку, который бы затем выдал промышленному предприятию кредит под нормальный процент», - предлагает Марат Халкечев.

Денис Волков же считает, что мер государственной поддержки уже слишком много. «Государство, конечно, может их генерировать, но чтобы всеми мерами воспользоваться, нужно только на этом процессе сосредоточиться. При этом теряется суть бизнеса: успешным может считаться предприниматель, получивший господдержку. А, кроме того, такая система формирует и коррупционные поля», - говорит глава «Группы МТЕ».

Он считает, что государство должно фокусироваться на качестве регуляторной среды, развивать институты, а не заниматься бизнесом. «В противном случае все сводится к ручному управлению, экономическая среда разрушается, - говорит Денис Волков. – И еще добавлю: никакая мера господдержки никогда не подменит предпринимательской инициативы. Если не будет человека, который лично мотивирован на развитие своих активов, предприятия, то никакие меры господдержки не помогут. То есть господдержка это витамины, но если сам организм не собирается за собой следить, то витамины не помогут».

Вообще в промышленности, как и в других сферах, порой не хватает такого позитивного взгляда на ситуацию. Вот и аналитики подтверждают: сползание экономики в рецессию – это не приговор и не катастрофа. «В рецессию как входят, так и благополучно выходят. Рецессия является всего лишь периодом снижающейся активности. Гораздо хуже, когда экономика впадает в депрессию, тем более в «великую», - отмечается в мониторинге Центра конъюнктурных исследований ВШЭ. – Более того, нахождение в застое (стагнации), когда темпы роста промышленного производства вращаются по спирали вокруг отметки «0%» роста, что мы наблюдали в отечественной промышленности в 2013-2014 годах, на наш взгляд, более деструктивно для бизнеса. Пребывание в рецессии принуждает главных фигурантов экономического процесса – предпринимателей и государство – принимать антикризисные меры по устранению накопившихся проблем».

Рассказывая о ситуации на своем предприятии гендиректор «Южной угольной компании» Роман Штейнцайг отмечает, что производство товарной продукции у них растет не благодаря или вопреки нынешней ситуации: «Просто мы реализуем накопленный потенциал, накопленный ранее. Сейчас подошел его период. Мы подготовили запасы, сейчас их используем, все идет планомерно, как и планировали. Да, следуя сиюминутной конъюнктуре рынков, сегодня можно все остановить. Но тогда через 2 года вообще будет тупик! На пределе рентабельности наше предприятие продолжает планомерно работать, поскольку смотрим на 3-5 лет вперед».

Будем надеяться, что эти мнения разделяет достаточное число прогрессивных бизнесменов, надеющихся не столько на меры монетарной господдержки. «Не нужно все рассматривать через призму выделения денег, - призывает Денис Волков. – Ведь на самом деле добавленная стоимость создается не деньгами, а трудом. Напряженным каждодневным трудом большого количество людей во главе со здравыми, эмоциональными лидерами, которые понимают, что надо делать и делают». А государство, в свою очередь, обеспечит более четкие и ясные «правила игры».

 

 

Индексы производства в 1 полугодии 2015 г., в % к соответствующему периоду предыдущего года

Данные: Росстат

 

Индекс
промышленного производства

в том числе по видам экономической деятельности

добыча полезных ископаемых

обрабатывающие производства

производство
и распределение электроэнергии, газа и воды

Российская Федерация

97,3

100,0

95,5

99,9

    Южный федеральный округ

101,2

102,5

101

101,4

 Адыгея

108,9

92,2

110,6

99,7

 Калмыкия

105,9

106,3

107,3

101,9

 Краснодарский край

98,5

95

98,5

98,8

 Астраханская область

108

117,1

95,7

103,7

 Волгоградская область

95,7

95,3

96,5

90

 Ростовская область

108

84,1

108,6

110,3

    Северо-Кавказский федеральный округ

103,2

97,3

100,4

115,6

 Дагестан

108,1

104

108,9

105

 Ингушетия

101,2

105,1

101,1

97

 Кабардино-Балкария

102,1

130,6

105,4

87,3

 Карачаево-Черкесия

93,5

99,1

83,1

117,5

 Северная Осетия – Алания

81,5

118,2

76,9

97,3

 Чечня

100

92,3

102,3

104,8

 Ставропольский край

106,3

92,5

102,8

120,3

 

 

Объем отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг в 1 полугодии 2015 г., в действующих ценах

 

 

Добыча
полезных ископаемых

Обрабатывающие
производства

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

млн.
рублей

I полугодие 2015г.
в % к
I полугодию 2014г.

млн.
рублей

I полугодие 2015г.
в % к
I полугодию 2014г.

млн.
рублей

I полугодие 2015г.
в % к
I полугодию 2014г.

 Российская Федерация,
  млрд рублей

5732

111

14871

113,5

2332

102,4

    Южный федеральный округ

106971

116,2

973755

119,8

154609

103,7

Адыгея

687

101,7

19483

144,6

1250

105,2

Калмыкия

726

83

342

98,6

1036

91,7

 Краснодарский край

9355

94,5

349929

122

52481

101,1

 Астраханская область

59886

124,6

23460

113,1

12768

108,4

 Волгоградская область

25965

111,6

299273

116,6

31301

98,2

 Ростовская область

10351

111,6

281268

119,9

55774

108,8

    Северо-Кавказский
     федеральный округ

9910

99,2

171409

125,3

60976

107,7

 Дагестан

1651

115,1

18285

115,3

6696

89,6

 Ингушетия

684

98,7

1585

110,2

851

133

 Кабардино-Балкария

82,2

160,5

16182

117,2

3706

103

 Карачаево-Черкесия

1171

137

13281

98,9

2872

108,6

 Северная Осетия

112

97,5

11676

144

2805

89,3

 Чечня

2331

87,6

1664

104,1

7363

126,5

 Ставропольский край

3879

92,8

108738

131,7

36682

110,2

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить