Умеренно-оптимистично

По оценкам федеральной власти, действующие санкции дают шанс для развития отечественного станкостроения

 

Станкостроительная отрасль в России зародилась в конце XVIII века. Считается, что первым предприятием был завод Берда по производству металлообрабатывающих станков, который начал работать в Петербурге в 1790 году. В дальнейшем процесс появления новых предприятий был достаточно растянут во времени. Известно, что в 1815 году металлорежущие станки стал выпускать Тульский оружейный завод. А спустя еще 9 лет в Петербурге был построен завод Илиса для изготовления паровых машин и станков. В конце XIX века, когда многие машиностроительные заводы наряду с другой продукцией производили станки, отрасль приобретала больший вес. Впрочем, тогда отечественное производство проигрывало рынок иностранным компаниям: к 1913 году доля импорта в станкостроении доходила до 75%. В настоящее время расстановка сил между российскими и зарубежными станкостроителями тоже не в нашу пользу. Так что сейчас, как и тогда, станкостроителям есть, что импортозамещать.

Первые пятилетки

 

Датой официального создания станкостроения как самостоятельной отрасли в молодой советской стране считается 29 мая 1929 года – в этот день был образован «Станкотрест». Еще через год станкостроительные и инструментальные тресты были объединены, в результате появилось Государственное всесоюзное объединение станкоинструментальной промышленности «Союзстанкоинструмент».

 

Отрасли требовались специалисты и научная база. Для решения кадровых задач был открыт Московский станкоинструментальный институт (Станкин), организованы станкостроительные факультеты при МВТУ им. Н. Э. Баумана и Ленинградском политехническом институте им. М. И. Калинина. А для создания научной и экспериментальной базы в 1931 году в Москве был создан НИИ станков и инструментов.

 

Реконструкция действующих предприятий и строительство новых заводов не заставили ждать результатов. В годы первой пятилетки производственные мощности по выпуску металлорежущих станков были увеличены в 2,5 раза.

 

За 1933-1937 годы число станкостроительных заводов увеличилось в 1,8 раза, а выпуск станков возрос более чем в 2 раза. Объём союзного производства в 1937-м в 33 раза превысил уровень 1913 года. При этом увеличилось не только количество выпускаемых станков, но и расширилась их номенклатура. Началось производство станков-автоматов и полуавтоматов, шлифовальных и зубообрабатывающих, станков тяжёлого типа. В 1940 общее количество освоенных типоразмеров выпускаемых станков превысило 320.

 

В течение трёх довоенных пятилеток построено большое количество новых предприятий. Так что к 1941 году в СССР работали 37 специализированных станкостроительных заводов.

 

В годы Великой Отечественной войны станкостроение выполняло оборонные заказы. Предприятия страны массово переходили на производство боеприпасов, боевых машин, артиллерийского и другого вооружения, а это требовало создания новых специализированных, агрегатных и упрощённых операционных станков. Кстати, в этот период были построены крупнейший новосибирский завод «Тяжстанкогидропресс» им. А. И. Ефремова, Стерлитамакский завод им. В. И. Ленина.

 

В послевоенные годы отрасль шагала вперед: только за 1946-1950 годы было освоено около 250 новых типов металлорежущих станков общего назначения, более тысячи типоразмеров специальных и агрегатных.

 

В дальнейшем станкостроение уверенно закрепляло позиции. К 1970-м годам созданы крупные центры с заводами, многочисленными конструкторскими бюро, научно-исследовательскими организациями в союзных республиках. Снизилась доля импорта металлорежущих станков в потреблении: к концу 1966 она составляла 3% против 10% в 1938.

 

Перестройка

 

В 1980-е годы СССР занимал лидерские позиции в мировом станкостроении. С 1985-го по 1990 годы советские заводы выпускали разнообразное уникальное металлообрабатывающее оборудование для гражданской и оборонной промышленности. Флагманами станкостроения СССР были Станкостроительный завод «Красный пролетарий» им. А.И. Ефремова, Рязанский станкостроительный завод, Нижегородский завод фрезерных станков, Одесский завод прецизионных станков, Ивановский завод тяжелого машиностроения, Дмитровский станкозавод, Стерлитомакский завод им. В.И. Ленина, Станкостроительный завод им. Серго Орджоникидзе,

 

Ленинградский станкостроительный завод им. Я.М. Свердлова, Краснодарский станкостроительный завод – Седин.

 

ФЛАГМАНЫ станкостроения в СССР

Станкостроительный завод «Красный Пролетарий» им. А.И. Ефремова

Основан в 1857 г. французскими предпринимателями братьями Бромлей.  Завод выпускал 13 тысяч универсальных и специальных токарных станков в год, в том числе станков с ЧПУ. В 1990 г. предприятие занимало третье место в мире по производству и второе – по потреблению металлообрабатывающего оборудования. Продукция экспортировалась в 70 стран.

Рязанский станкостроительный завод

Основан в 1949 г. Номенклатура продукции состояла, в основном, из станков общего назначения – универсальных токарно-винторезных с ручным управлением и токарных станков с ЧПУ с диаметром обработки от 630 до 1000 мм. Станки и оборудование  экспортировались более чем в 70 стран.

Нижегородский завод фрезерных станков

Основан в 1931 г. Наряду с крупносерийным выпуском консольно-фрезерных станков было освоено серийное производство продольно-фрезерных станков с шириной стола от 500 до 2500 мм, а также специальных тяжелых и уникальных станков. В период 1985-1990 гг. на заводе выпускали ежегодно 6000 станков.

Одесский завод прецизионных станков

Основан в 1884 г. На заводе были разработаны и изготавливались координатно-расточные, широкоуниверсальные фрезерные, хонинговально-доводочные станки для обработки деталей определенного диапазона, шариково-винтовые пары (поставлялись в Германию). Завод выпускал более 1000 станков в год.

Ивановский завод тяжёлого станкостроения

 

Основан в 1953 г. Станки и обрабатывающие центры поставлялись на советские предприятия аэрокосмической, оборонной, автомобильной, энергетической промышленности. В 1980-х  завод реализовывал проекты создания комплексов гибких производственных систем на базе многочисленных  Также ивановские станки поставлялись на экспорт в Европу, Японию и другие страны.

Дмитровский станкостроительный завод

Завод – производитель фрезерных станков: широкоуниверсальных, горизонтальных и вертикальных, которые при необходимости могли оснащаться устройствами цифровой индикации и системами ЧПУ. Предприятие выпускало более 2000 станков в год.

Стерлитомакский завод им. В.И. Ленина

Завод являлся крупным производителем станочной продукции. Специализация предприятия на протяжении десятилетий – выпуск вертикально-сверлильных станков для массового производства по так называемой жёсткой технологии. Предприятие выпускало  хонинговальные станки, фрезерные, токарные и обрабатывающие центры с ЧПУ, объемы производства – более 3000 в год.

Станкостроительный завод им. Серго Орджоникидзе

Основан в 1932 г. Завод специализировался на выпуске автоматических линий, агрегатных и специальных станков.

 

Ленинградский станкостроительный  завод  имени Я.М.Свердлова

Основан в 1868 г. Завод выпускал горизонтально-расточные станки, портальные координатно-расточные станки, обрабатывающие центры.

 

Краснодарский станкостроительный завод – Седин 

Основан в 1911 г. Завод был одним из крупнейших в мире производителем станков токарно-карусельного типа. Продукция предприятия составляла часть станочного парка каждого крупного машиностроительного завода в СССР и поставлялась на экспорт в более чем в 50 стран. В 1980-е годы здесь выпускали более 1000 станков в год.

К 1990 году СССР вышел на второе место в мире по потреблению металлообрабатывающего оборудования и на третье место по его производству. Была освоена широкая (несколько тысяч наименований) номенклатура оборудования и инструментов для различных потребителей. В стране производилось 76 тысяч станков в год, из них 26 тысяч – с ЧПУ, порядка 5,5 тысяч – обрабатывающих центров и гибких производственных модулей (ГПМ). Развивалась робототехника.

 

К этому времени станочный парк СССР насчитывал свыше 5,5 млн единиц оборудования, а годовая потребность промышленности составляла около 200 тысяч станков. Причём 94% оборудования в парке страны было отечественным. Станкостроительная продукция экспортировалась не только в развивающие страны, но и в Японию, Канаду, США, ФРГ.

 

Станкостроительная отрасль развивалась опережающими темпами по отношению ко всей промышленности ежегодно на 1-2%. Практически каждый год создавались более 100 моделей новых станков и прессов, отвечающих мировым требованиям.

 

Все эти факты убедительно говорят о том, что к началу 1990-х годов в стране была создана станкоинструментальная отрасль, удовлетворяющая потребности народного хозяйства в современных видах металло- и деревообрабатывающего оборудования.

 

Настроить систему

 

Но времена изменились. Распад СССР и последовавший за ним экономический кризис поставили станкостроение в тяжелейшие условия. Годовые объёмы производства станков и инструментов в России упал почти с 76 тысяч штук в 1991 году до трех с небольшим тысяч в 2012-м. Большинство станкостроительных предприятий России либо обанкротились сразу, либо были проданы и перепрофилированы, сданы в аренду под склады и торговые площадки…

 

Сейчас, по оценкам Минпрома РФ, отечественное станкостроение составляет менее 1% в промышленном производстве при численности персонала не

 

более 100 тысяч человек. Доля станкостроения в ВРП России не дотягивает до 0,03%.

 

«Если говорить о перспективах, приоритетах на ближайший период, конечно, на первое место я бы поставил все-таки станкостроение, - считает зампредседателя Правительства РФ Дмитрий Рогозин. – Почему это важно? Если мы с вами говорим об избавлении от зависимости от других стран, […] то именно станкостроение – та самая вторая игла (помимо нефтегазовой), которая опять может нас ввести в технологическое рабство».

 

По его словам, из-за того, что отрасль была «загублена еще в 90-е годы», теперь приходится тратить валюту на закупку импортных станков. «А дальше мы подсаживаемся на эту иглу, мы зависим от того, чтобы эти станки ремонтировать, обслуживать, и это сталкивает нас в пропасть. В этой связи чрезвычайно важно сегодня параллельно с оснащением тем, что мы пока не производим на своей собственной территории, локализовывать производства станкостроения. Это просто фундаментальнейшая задача, основа нашего национального технологического суверенитета. Если кто-то этого не понимает – он ничего не понимает в экономике», - заключает Дмитрий Рогозин.

 

Но как быть, если мировое станкостроение ушло далеко вперёд. Очевидно, что преодолеть двадцатипятилетний разрыв как в технологическом плане, так и в способах организации станкостроительных производств – задача сложная. И без поддержки государства её не решить.

 

В 2011 году была принята господпрограмма «Развитие отечественного станкостроения и инструментальной промышленности», которая предполагала беспрецедентный за последние 20 с лишним лет комплекс мер поддержки отрасли. Деньги выделялись, в том числе, на НИОКР по разработке новых моделей станков, на изготовление опытных образцов и даже на создание производственных мощностей для их дальнейшего выпуска на станкостроительных заводах. Но пока серьёзного качественного рывка не произошло.

 

Вопросы о том, что есть и что делать дальше, вновь вышли на федеральное обсуждение: в марте 2016 года прошло заседание президиума Совета при Президенте по модернизации экономики и инновационному развитию России.

 

Как охарактеризовал ситуацию в станкостроении глава Правительства РФ Дмитрий Медведев, «отрасль пережила тяжёлые времена» и «они ещё в

 

полной мере не закончились»: «Прежняя система конструкторских бюро, отраслевых институтов, кооперационных и сбытовых цепочек пришла в упадок. Отечественным предприятия приходилось на протяжении последних двух с лишним десятков лет просто бороться за выживание. Рынок заполнила импортная продукции, которая ещё совсем недавно занимала там до 90%, а в некоторых случаях, в некоторых сегментах и полностью весь наш рынок, - констатировал Дмитрий Медведев. – Рынок станкостроения в 2015 году оценивался приблизительно до 100 млрд рублей. Доля импорта оценивалась почти в 80%».

 

Впрочем, происходящие в станкостроении процессы «настраивают на умеренно оптимистический лад»: «Тем не менее, отрасли стали мы все уделять больше внимания. Реализована подпрограмма по развитию станкостроения в рамках ФЦП «Национальная технологическая база», осуществлены десятки проектов по созданию высокотехнологичных производств с привлечением университетов, научных организаций, создан и ряд современных лабораторий в области станкостроения», - подчеркнул Дмитрий Медведев.

 

В числе негативных факторов, которые испытывает станкостроение, премьер отмечает износ основных фондов, сложности в получении гарантий и банковских кредитов, а также недостаточный спрос на российскую продукцию. Вместе с тем есть и новые возможности: «Импортная продукция существенно подорожала, запрет поставок в Россию отдельных видов технологического оборудования даёт неплохой шанс для развития собственного производства», - добавляет Дмитрий Медведев.

 

В таких условиях государство планирует настроить систему регулирования. К примеру, предъявлять определенные требования к участникам инвестпроектов, получающих поддержку от институтов развития, в плане приоритетного применения отечественных конкурентоспособных станков и промышленного оборудования. Также предполагается продумать меры стимулирования спроса при поставках пилотных партий станков и создании серийного производства.

 

В числе государственных задач, по словам Дмитрий Медведева, стимулы для развития технологий промышленной роботизации, более широкого внедрения отечественных систем ЧПУ, подготовки специалистов.

 

Меры, стимулирующие спрос на продукцию отечественного станкостроения, уже появляются, говорит министр промышленности и торговли РФ Денис

 

Мантуров. Так, в прошлом году внедрен механизм, который устанавливает долю закупаемого механообрабатывающего оборудования при реализации госпрограмм. Порог таких закупок ежегодно повышается: «Если в 2015 году это было 10%, в этом году – уже от 20 до 30% по ряду направлений, а к 2020 году мы планируем выйти на 60%», - рассказал министр, отметив при этом, что такой порядок эффективный и может быть распространен по другим институтам развития.

 

При этом, по его словам, есть примеры сокращения технологического отставания от зарубежных компаний. В частности, организован серийный выпуск фрезерного обрабатывающего центра комплексной прецизионной обработки деталей, освоено производство токарных центров высокопроизводительной обработки деталей, налажен выпуск прецизионного координатно-расточного станка и инновационного круглошлифовального станка. Кроме того, в завершающей стадии создание целого модельного ряда современных вертикальных фрезерных обрабатывающих центров со своей системой ЧПУ.

 

В этом году финансовая поддержка отрасли увеличится до 2,7 млрд рублей (в 2015 году – 1,5 млрд). Как поясняет Денис Мантуров, в подпрограмме «Станкоинструментальная промышленность», часть денег предусмотрена, например, на поддержку частных инвесторов при создании ими серийных производств, в том числе в сегменте механообрабатывающего оборудования по токарной, фрезерной, шлифовальной группам.

 

Кроме того, по мнению Дениса Мантурова, благотворно повлияет на дальнейшее развитие интеграция в отечественную станкоинструментальную промышленность иностранных технологий через механизм специальных инвестиционных контрактов (СПИК). Интерес к такому сотрудничеству уже проявили компании из Германии, Японии и Чехии. «Реализация проектов в формате СПИКов предполагает не только открытие новых производств, но и, что не менее важно, создание инжиниринговых центров, обучение персонала и разработку новых моделей непосредственно на территории нашей страны», - считает глава Минпромторга РФ.

 

Отраслевые предложения

 

Тезисы о стимулировании спроса на продукцию отечественного станкостроения не раз звучали во время заседания. Говорили об этом и Дмитрий Медведев, и Денис Мантуров. Но всё это находится на этапе «надо продумать» или «может стать».

 

Представители отрасли тем временем озвучивают возможные механизмы. Как отметил на заседании председатель совета директоров группы «Каскол» Сергей Недорослев, стимулировать спрос на станкостроительную продукцию может субсидирование 10% от реализации станков. Эта мера уже показала свою эффективность в сфере комбайностроения. О такой же мере поддержке говорит и гендиректор ООО «КОВОСВИТ» Борис Филатов.

 

В случае с новыми образцами станкостроения объем поддержки должен быть выше. По словам Сергея Недорослева, в международной практике действует такая мера, как 50% субсидирования по первому станку. «Мы могли бы её у себя внедрить, что стимулировало бы наших заказчиков покупать именно инновационную продукцию в первый раз», - считает глава «Каскола».

 

В ОАО «САСТА» акцентируют внимание на необходимости льготного налогообложения в станкостроении. Так, предприятия, занимающиеся разработкой и внедрением НИОКР, на период разработки и на последующие 3 года внедрения можно освободить или значительно уменьшить налог на прибыль. Также предлагается отменить уплату НДС с авансов, получаемых по заключенным договорам на поставку станков, независимо от длительности производственного цикла. Кроме того, для вновь созданных станкостроительных предприятий на 5 лет следует отметить налог на имущество (с момента ввода в эксплуатацию).

 

Помогут станкостроителям и изменения финансового плана. К примеру, представители отрасли говорят о поправках Федеральных законов № 44-ФЗ и №223-ФЗ в части увеличения авансов при заключении договора на поставку станкоинструментальной продукции до 80% от стоимости продукции по договору. Безусловно, тяготят станкостроителей нынешние условия банковского кредитования, от того и предложения сделать их более доступными.

 

По мнению Бориса Филатова, для развития станкоинструментальной отрасли необходимо сотрудничество с иностранными компаниями, которые готовые делиться своими технологиями и ноу-хау. Также хорошей поддержкой отрасли стала бы покупка лицензий на производство отсутствующих в стране и востребованных типов оборудования.

 

Свои предложения вносят и разработчики систем ЧПУ. Гендиректор ОАО «Т-Платформы» Всеволод Опанасенко предлагает урегулировать госзакупки таким образом, чтобы за бюджетные деньги можно было бы купить станки только с отечественными ЧПУ. Кроме того, разработчики

 

просят установить максимальные пошлины на станки с импортными ЧПУ: «Чтобы даже импортные станки, аналогов которых нет в России, поставлялись с отечественной системой ЧПУ», - выступил с инициативой Всеволод Опанасенко.

 

Ожидания

 

Доклады приняты, сообщения выслушаны, поручения выданы. Теперь в течение 2016 года министерства и ведомства должны подготовить свои предложения с учетом инициатив станкостроителей. Затем, логично предположить, эти предложения будут законодательно закреплены. И пусть это станет уверенным стартом для перехода отрасли из депрессивного состояния к умеренно-оптимистичному.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить